Кустарная и мелкомасштабная добыча в настоящее время является основным источником золота в Кении.  По оценкам, на данный момент напрямую в этом секторе страны занято около 100 тыс. человек, из них на добыче золота примерно от 10 до 30 тыс. человек. Кроме драгметалла, кенийцы также добывают драгоценные камни (на кустарную и мелкомасштабную добычу приходится порядка 60% их ежегодного производства), причем делают это даже в тех районах, где ведется промышленная разработка, например, Мбири или Тарака Нити. К слову, своими месторождениями драгоценных камней славится прибрежный регион Кении, золота — западные округа (Какамега, Мигори, Трансмара, Нарок).

Несмотря на все принимаемые властями Кении меры, регулирование горнодобывающей отрасли, в том числе кустарной, в настоящее время продолжает оставаться одной из самых сложных проблем в экономике страны. Свою лепту в это вносит неэффективная работа должностных лиц, плохие условия работы, нехватка средств персональной защиты и инструментов и др. «Люди, занимающиеся мелкими разработками, притесняются незначительно. Мы не рассматриваем кустарных добытчиков в качестве нарушителей закона, если у них есть все необходимые документы», — заметил в интервью местному изданию «Star» министр горнодобывающей промышленности Кении Дэн Казунгу (Dan Kazungu).

Одной из проблем сложившейся ситуации стало то, что полезные ископаемые, добываемые кустарями, скупают соседи Кении — Танзания и Уганда, и бизнес больше напоминает обычную контрабанду. В итоге им достается все, кенийцам — практически ничего. Например, в год из Кении контрабандой вывозится золота на сумму около 16 млрд кенийских шиллингов, или 152 млн долл. «Это золото идет в Азию, Европу, на Ближний Восток. Мы хотим это остановить», — указывает министр.

Вместо стимулирования широкомасштабного экономического развития зависимость от добычи полезных ископаемых приводит к тому, что богатство и власть сосредотачиваются в руках небольшого круга людей, в результате чего в стране обостряется проблемы коррупции и социального неравенства. Итогом зачастую становится разрушение окружающей среды, рост уровня бедности среди населения, экономическое расслоение общества, безработица, нередки конфликты с применением силы.

Во многих районах страны кустарных и мелкомасштабных добытчиков, обнаруживших новое месторождение, быстро изгоняют с места их более влиятельные «собратья», быстро оформившие лицензию на интересный участок.  Однако все это, по словам министра Казунгу, в скором времени изменится благодаря появлению нового горного закона.

Один из самых богатых на месторождения золота районов Кении — округ Мигори, благодаря чему он пользуется особой популярностью у кустарных и мелкомасштабных добытчиков. По оценкам официальных властей страны, потенциальный уровень добычи в округе достигает 34 т золота в год, что могло бы ежегодно приносить экономике порядка 67 млрд шиллингов, или 670 млн долл. Кроме того, некоторые специалисты полагают, что в ближайшие несколько лет в Кении вероятно возникновение настоящей золотой лихорадки.

Кустари в округе Мигори, подвергаясь постоянной опасности отравления парами ртути, которую используют при амальгамации, рискуя попасть под обвал, зарабатывают в среднем 300–500 местных шиллингам в день, или от 3 до 5 долл. США. В округе очень низкий уровень безработицы, особенно среди молодежи; частично это объясняется популярностью и относительной прибыльностью работы на кустарной добыче золота. Большая часть кустарей, работающих в Мигори, — относительно молодые люди, средний возраст чуть более 30 лет, многие из них отказались в пользу золотодобычи от другой работы, в т. ч. в городах.

Зoлотодобыча в Мигори обеспечивает прямую и косвенную занятость сельского населения не только из этого округа, но и других частей страны. К основным типам работ, которые выполняют добытчики, относится разработка руды в подземных выработках, транспортировка ее на поверхность, дробление, промывка, извлечение золота амальгамацией, сбыт. На участках, размер которых достаточно невелик и составляет порядка 10–40 м2, часто работают целыми семьями.

Кустарной и мелкомасштабной золотодобыче в Кении сопутствуют все те же проблемы, что характерны и для других стран Африки или Латинской Америки: бедность, разрушение окружающей среды, нехватка безопасного и эффективного оборудования, высокий риск здоровью вследствие использования при извлечении драгметалла ртути.

Стоит отдать должное властям страны, которые не только намерены развивать горнопромышленную область, но и декларируют оказание помощи и нормативно-правовой поддержки кустарным и мелкомасштабных золотодобытчикам, которые в основной своей массе работают на незаконных началах. Так, например, правительство страны займется созданием специальных комитетов по лицензированию, призванных облегчить процесс получения мелкомасштабными добытчиками разрешений на разведку или разработку полезных ископаемых в рамках нового горного законодательства.

«Мы хотим помочь им [мелкомасштабным добытчикам] выбрать своих представителей, которые будут заседать в комитетах и решать конкретные проблемы. В результате миллионы жителей Кении, которые не могли заниматься добычей, получат содействие в этом вопросе», — заявил министр горнодобывающей промышленности Казунгу.

Свой комитет, состоящий из восьми членов, будет в каждом округе. В нем будет председа-тельствовать представитель главы административного образования. В комитетах также будут представлены само министерство, местные ассоциации кустарных добытчиков, национальные органы охраны окружающей среды, управления земельными ресурсами и т. п.

Несмотря на в основном нелегальный характер золотодобычи, есть в Кении и официальные, формализованные образования кустарных и мелкомасштабных добытчиков, работающие в соответствии со всеми установленными требованиями. Некоторые из них имеют сертификаты организации «Fairtrade» (см. Золотодобыча, №174, май, 2013), запустившей пробный проект в Восточной Африке, в котором прямо или косвенно участвует более тысячи золотодобытчиков-кустарей. Со стороны Кении, например, в этой программе представлена организация добытчиков «Lolgorian ASMO Group Kenya» из района Трансмара (состоит из 52 членов, зарегистрирована в 2013 г.) и «Micodepro Development Group» из Мигори (состоит из 31 члена, зарегистрирована в 1999 г.).    

Источник:  https://zolotodb.ru/articles/digger/foreign/11639

Комментарии

Нет комментариев


Mining forum

Mining forum

Window Kazakhstan